23:50 

Сибо
Блейм!

סטראַרודאַ
-Это что?
-Это она…
-Это иврит? Стра-рода?
-Нет. Это Идиш. Это Страруда, самое старое упоминание этого Слова из мне известных есть на этом языке.

URL
Комментарии
2011-04-18 в 02:26 

Сибо
Блейм!
Я стану кошкой. Ня, нэко, Ня! ^_~ Уже почти я кошка у тебя, я на коленечках прилягу, лизну себя, лизну тебя, уже почти я кошка для тебя, у-ня? ^_^

URL
2011-11-10 в 03:46 

Сибо
Блейм!
samlib.ru/m/moriko_m_a/


Счастливая маленькая Даша.
Даша посмотрела на подъезд. Подъезд посмотрел на Дашу.
-Входи, не стой. – Сказала мама.
-Я съем тебя. – Шепнул подъезд.
Даша показала фигу подъезду и получила по башке.
Это был дом гостей. Так Даша назвала дом, в который мама вела её «в гости». В гостях Даша не была никогда, всего семь лет назад появившись на свет, она уже заучила правило, которое в общем можно было сформулировать так:
«Чужие люди – беги без оглядки, оглянулась – споткнулась – упала – не встала»
Даше хотелось плакать, но мама тянула её за собой. Лифт улыбнулся и открылся. Внутри у Даши что-то сломалось.
-Мам, может не надо?
-Да что ты боишься, все маленькие девочки ходят в гости иногда.
-Все-все?
Мама улыбнулась и погладила Дашу по голове.
Даше стало еще страшнее. Когда дверь открылась, она сжала мамину руку так, что та слегка вздрогнула.
-Мама, вот видишь – ты тоже боишься. А ты ходила маленькой в гости?
Мама открыла рот, но вдруг её лицо изменилось.
Даша поняла – мама хотела соврать как обычно, но что-то заставит её сейчас сказать правду.
-Да нет, до пятого класса в гостях ни у кого не была.
-Мама, пожалуйста, можно я тоже – не буду!
Даша смотрела так умоляюще, что мать уже почти согласилась, но тут вспомнила, что не сможет отпустить дочь одну домой.
-Ты заблудишься.
Издалека донесся чей-то голос. Он был веселый. Лицо Даши исказила гримаса боли.
-Не заблужусь!
-Даша, не надо…
Усталость пререканий с дочерью брала свое – в голосе у мамы появились злые нотки раздражения.
-Не заблужусь, не заблужусь, незаблужусь!!!
Истерика набирала обороты, мать тащила дочь буквально волоком за собой. Она улыбнулась с непередаваемым чувством раскаяния за то, что родила и воспитала такую дочь, когда их встретили у двери. Даша зашлась в крике, и матери пришлось ей дать подзатыльник. Пока Даша вытирала слезы, чувствуя незнакомый запах жилища, мать разговаривала с двумя странными мужчинами, они иногда посматривали на девочку и улыбались. Сердце у Даши оборвалось и улетело в пропасть.
Даша не знала до этого мгновения, что такое смерть, но сейчас поняла – переступит порог и не вернется.
Она сделала шаг.
Посреди банкета Даша захотела в туалет. Зайдя в чужую комнату чужого дома одна, чувствуя этот странный запах (неужели его не чувствуют взрослые?) Даша стала разглядывать раковину, шкаф и стоявшие на нем предметы. Когда девочка повернулась к зеркалу спиной, по нему прошла муть. Больше Даша ничего не чувствовала маленькую вечность. А когда открыла глаза – лежала в комнате наполненной режущей глаза тьмой. Наверное, это следует назвать светом, но у Даши были иные представления в свои шесть лет о свете. Вокруг сновали фигуры.
Тела Даша не чувствовала, а когда взглянула вниз – поняла почему. Её голова висела на тонкой нитке из длинных волокон. Позвоночный столб был удлинен и касался ярко-темно-белого пола. Внизу были разложены органы девочки. Она с интересом стала разглядывать их, чувствуя что-то странное внутри себя.
Потом поняла: возвращался страх, а вместе с ним пришла и боль.
Такой боли она не испытывала ни разу в жизни. Но кричать Даша не могла, уже не могла. Ей словно отказали в этом. Она пыталась шевелиться, чтобы прогнать боль, но и в этом ей отказали.
«Меня забрали страшные черти», подумала Даша. «Теперь меня замучают в аду…»
Существа поняли, что с ней что-то не так и перед Дашей выросла фигура. Он был страшный и изысканный, этот черт, у него были рога и хвост. Хвост начинался у шеи, сначала Даша подумала, что это косичка, только из стали, потом поняла – это такой хвост, ведь он им двигал как рукой.
Фигура сняла Дашу со «стенда», на котором она лежала и уложила вниз, в кучу органов, из которых Даша когда-то состояла. Даше хотелось плакать.
Что с ней делали дальше, Даша не расскажет никогда и никому. Наверное, в конце её начали собирать, но до этого было еще что-то, оно было отвратительно вульгарным и совершенно не шло маленькой девочке. Когда Дашу снова собрали, то она поняла, что не одна. В Даше было две Даши, Даша номер один и Даша номер два. Вторая Даша была совсем не Даша, но отзывалась на Дашу, пыталась думать как Даша и слишком высокомерно решала все за неё.
Вторая Даша двигала руками Даши и ногами Даши, смотрелась в зеркало и чесала быстро затягивающиеся шрамы. Вторая Даша дала первой по башке, так что первая чуть было не исчезла вовсе и, потрясая у неё перед носом кулачком твердо заявила, что пока та не поклянется ей в вассальной верности – да так именно и сказала – назад, домой они не вернутся.
И мама никогда не увидит никакую из Даш!
Дашу снова разберут на органы, которые будут изучать по отдельности. Вторая Даша сказала первой, что говорить первая Даша уже больше не сможет никогда, но думать – пожалуйста. Потом вторая Даша, видя, что первая её боится, смягчилась и как-то даже слегка удрученно запутанно невнятно смущенно сказала, что без помощи первой Даши в качестве учителя на первых порах на Гайе ей не обойтись.
В этот момент Даша за номер один почувствовала ко второй странную симпатию, почти любовь, как между мальчиком и девочкой.
И согласилась.
Тогда вторая Даша сказала от чистого сердца и с легкой тревогой, что первая Даша просуществует от силы полгода, а потом исчезнет навсегда. Любовь ко второй Даше разгоралась с такой силой, что за всевозможными фантазиями о том, как они вместе будут наслаждаться и играть Даша настоящая не то, что не поняла – даже не услышала этого. Она просто мысленно кивала головой.
Вторая Даша неуверенно взяла и поцеловала свое отражение.
Даша очнулась в туалете. Закончив свои дела и вымыв тщательно руки, чего раньше никогда не делала, Даша вышла к ужинавшим.
Она улыбалась.
Даша поняла, что больше никогда в жизни ни о чем не будет волноваться.
-Я лучшая из Даш!
Воскликнула она, уперев руки в бока и вызвав хохот за столом.
***
Даша с матерью вернулись домой. Едва переступив порог и сняв обувь, мать взъерошила волосы на голове у дочки.
-Вот видишь, все было не так страшно.
Девочка чисто и искренне улыбнулась матери, и у той на душе стало легче.
Конец.

URL
2013-10-10 в 19:49 

Teh_Mariko
Ну у неё и музы @_@

   

Сибо

главная